12.01.2021
Переход к социализму — шаг к спасению нашей страны
В настоящее время, как и на рубеже 1980-х — 1990-х годов, высока вероятность развития в нашей стране событий по желанному для западного империализма сценарию. Безусловно, рано или поздно нынешняя «партия власти» сойдёт со сцены. История доказывает, что лавирующие между различными социальными слоями населения, между разными политическими силами режимы устойчивы до определённой поры. Поэтому утрата власти «единороссов» является лишь вопросом времени. В перспективе на их место придут другие политические деятели. Поэтому следует уже сейчас думать, какой должна быть Россия после правления путинской команды. Но вопрос в том, в чем будет заключаться альтернатива. И она может быть представлена в двух вариантах. Либо воплощение в жизнь «евроинтеграторского» ультралиберального плана, либо осуществление проекта Ресоветизации.
Так кто же начал международную конфронтацию

Сегодня, как и 30 лет назад, громче звучат голоса тех, кто ставит вопрос об отходе от «агрессивной» внешней политики, о восстановлении «добрососедских» отношений с «ведущими мировыми державами» и с «соседями» по СНГ, рассматривая это едва ли не в качестве нормализации не только международной, но и внутренней обстановки. Конечно же, из уст представителей соответствующего течения звучат призывы к сосредоточению исключительно на внутренних проблемах, к забвению вопросов геополитики. На наш взгляд, подобные рассуждения откровенно демагогичны и де-факто направлены на усыпление бдительности нашей страны.

Прежде всего, следует понять, что в ответ на готовность российского руководства полностью выполнять установки «мирового сообщества» западные «демократии» вместо обещанных «дружеских» и «равноправных взаимоотношений» организовали чреду провокаций против нашей страны. Или некоторые намерены доказать диаметрально противоположное? В таком случае ответьте на следующие вопросы. Россия разве заставила США и Евросоюз развернуть информационную кампанию против проводимой контртеррористической операции в Чечне? Разве наша страна заставила западных «глобалистов» приложить руку к взращиванию в странах СНГ «пятых колонн» и инспирировать «цветные перевороты»? Именно Россия заставила Киев и его заграничных хозяев развернуть кровавую бойню против народов Донбасса? Разве наша страна заставила «мировое сообщество» вводить против нас международные санкции? Вы хотите сказать, что мы заставили США и ЕС взрастить и укрепить мощь ИГИЛа?

Речь идет о реальной попытке западного империализма ослабить геополитические позиции России. Отметить, что это признаёт ряд самих американских общественно-политических деятелей. В статье «Обсуждая судьбу России», подготовленной американо-израильским аналитическим центром Stratfor (Strategic Forecasting), сказано о давлении на Россию со стороны Соединённых штатов Америки, о расширении присутствия НАТО в Восточной Европе, в Прибалтике, в Средней Азии. По словам авторов доклада, Вашингтон добился присутствия прозападных сил на Украине, которые «активизировали дискуссию относительно вступления в НАТО. Украина расположена на южных рубежах России и, если она станет членом НАТО, Россия станет незащищенной». Подчеркнуто, что «возрастающее влияние США в Центральной Азии затрагивает интересы России на Кавказе». Таким образом, ответственность лежит на США, пытающейся установить контроль над постсоветским пространством. Сотрудники вышеупомянутого американо-израильского аналитического центра прямо пишут, что «спад России и использование этой ситуации со стороны США» привели к осложнению геополитических отношений между Россией и Западом. «В случае если Украина потеряна Москвой, Грузия становится доминирующей страной на Кавказе, а события в Киргизии перекинуться на всю Центральную Азию,… под очевидный вопрос станет выживание самой Российской Федерации». В заключении сделан вывод, что «США консолидирует и расширяет свои позиции на территории бывшего СССР в течение последних месяцев. Россия может восстановиться, если ей дать время. США не планируют видеть Россию восстановленной и, следовательно, не дадут ей времени. Вашингтон намерен видеть Россию в неблагоприятном состоянии и довести это состояние в необратимый процесс».

И, несмотря на всё перечисленное, «оранжисты» и политические проводники Государственного департамента США, маскирующиеся под «демократов» и «правозащитников», призывают нас закрыть глаза на это. Однако мы должны сдать все позиции? Ради чего? Только потому, что противоположная сторона стремится облагодетельствовать весь мир? Если вы так считаете, то вспомните предупреждения бывшего высокопоставленного экономического советника правительств целого ряда стран Латинской Америки и Ближнего Востока Джона Перкинса, зафиксированные им в его воспоминаниях «Исповедь экономического убийцы». Он утверждает, что американские советники «выманивают у разных государств по всему миру триллионы долларов. Деньги, полученные этими странами от Всемирного банка, Агентства США по международному развитию… и других оказывающих „помощь“ зарубежных организаций, они перекачивают в сейфы крупнейших корпораций и карманы нескольких богатейших семей, контролирующих мировые природные ресурсы». Перкинс публикует инсайдерскую информацию по эксплуатации стран «третьего мира», за которой, по его словам, стоят правительство США, крупные банки и корпорации. Подробно описывает, как он продвигал эти схемы в Латинской Америке под видом различных «программ развития» и т. д. Между прочим, аналогичные цели они преследовали, давая «рекомендации» ельцинскому правительству в 1990-ые гг. по «реформированию» экономики. Бывший глава Всемирного банка Джозеф Стиглиц в своей книге «Глобализация. Тревожные тенденции» пишет, что реформаторская стратегия российских властей «отражала экономические интересы США или, точнее, финансовые и торговые рыночные интересы».

Вот и делайте на основании всего вышеизложенного выводы в самостоятельном порядке.

Отказ от активной и самостоятельной внешней политики — шаг к обострению социально-экономического кризиса

Одновременно заметим, что ставка на отказ от активной внешней политики, на «демилитаризацию», вопреки утверждениям некоторых, как раз обернётся усугублением внутренних социально-экономических проблем (а не их ликвидацией). Так, в горбачёвско-ельцинский период внешняя политика нашей страны носила откровенно прозападный характер. Возобладала линия на превращение России из «имперского государства» в «нормальную цивилизованную страну», озабоченную только комфортом, забывшую о великих целях. Хотя все тысячи лет (особенно при Советской власти) наша Родина принадлежала к странам, оказывающим колоссальное влияние на развитие мировых процессов. На определённый период отказались от подобного подхода. И что же? Что нашей стране дало следование установкам тех, кто призывает отказаться и от участия в решении глобальных проблем, и от повышенной роли к Вооружённым силам, к ВПК, и от последовательного отстаивания национально-государственных интересов? Помимо всего прочего, утрата геополитических позиций России, снижение внимания к обороне ознаменовала собой потерю рынков сбыта для ВПК. Так, в 1990 году Советский Союз осуществил поставки вооружений в 58 стран мира на сумму 16 млрд. долларов. Но десять лет спустя (в 2000 году), наша страна выручила от экспорта продукции ВПК 3,7 млрд. долларов. А в 2020 году благодаря непоследовательной, но определённой активизации внешней политики (поддержка Сирии в борьбе с ИГИЛом, связи с бывшими странами БРИКС, незначительное, но повышение внимания к ВПК) объём поставок отечественной продукции военного производства за рубеж составил 13 млрд. долларов. При возврате к стопроцентной капитулянтской внешней политики потеря определённого числа рынков и, как следствие, уменьшение доходов от экспорта продукции ВПК оказалась бы неминуемой. И тогда масштабы финансового и социального кризиса в России оказались бы более масштабными. Вот какая нас ожидает перспектива, если линия условной партии «западников» не дай бог возьмёт верх.

Не забывать и о внутренних проблемах нашей страны

В то же время всё это ни в коем случае не означает, что следует махнуть рукой на внутренние проблемы России. Но, в отличие от прозападных либеральных псевдооппозиционеров, настаивающих на забвении на занятии внутренними делами в ущерб внешнеполитическим вопросам, мы заявляем о целесообразности уделять внимание и внутренним, и международным задачам одновременно. Однако и отодвигать на второй план экономические, социальные и демографические проблемы тоже крайне недальновидно. Страна, не обладающая устойчивым, развитым, функционирующим на современной основе производственным комплексом, укрепляющимся социально-демографическим потенциалом, не способна выдержать натиск внешних недругов. А истина в том, что степень уязвимости России из года в год действительно возрастает.

Что мы имеем на сегодняшний день? За годы «путинской стабилизации» Россия не смогла преодолеть разрушительные последствия горбачёвско-ельцинских экспериментов. Сегодня только ленивый не говорит о сырьевой игле, о деиндустриализации страны, о высокой степени зависимости от импорта товаров и капиталов, о нарастании деструктивных тенденций в социально-демографической сфере. После 2012 года экономика нашей страны фактически оказалась в состоянии стагнации. С тех пор не наблюдается даже формального экономического роста. Постоянное балансирование темпов роста ВВП в районе 1−2% (если не меньше) перечёркивает перспективы страны, блокирует возможность последовательного решения социальных проблем, со всеми вытекающими последствиями.

Надо ли утверждать, что всё это сопровождается усилением периферийного характера российской экономики, её переходом под контроль зарубежного капитала. Достаточно обратить внимание на данные Федеральной таможенной службы РФ, обнародованные в предкризисном 2019 году. Согласно опубликованным материалам, 64,7% экспорта за январь — июнь 2019 года составляли топливно-энергетические товары. То есть большую часть данной статьи представляли отнюдь не изделия готовой продукции. В свою очередь, за аналогичный период 45,9% импорта составлял ввоз машин и оборудования, 13% — ввоз продовольственных товаров, 6,1% — ввоз обуви и текстильных изделий. Надо ли утверждать, что до сих пор Россия продолжает представлять собой полуколониальный сырьевой придаток «развитых стран»? А ведь высокопоставленные государственные деятели, провозглашая в 2009 — 2012 гг. курс на модернизацию экономики, ставили задачу преодоления подобного положения вещей, превращения нашей экономики из сырьевой в инновационную. Однако результаты говорят сами за себя.

Всё это происходит на фоне медленного, но верного перехода стратегически важных отраслей экономики под контроль зарубежных компаний. Так, в 2019 году иностранный капитал распоряжался 95% энергетического машиностроения и 75% железнодорожного машиностроения, 76% цветной металлургии, около 50% производства нефтепродуктов, целлюлозно-бумажного производства, химической промышленности. Зарубежным компаниям удалось захватить около двух третей российской пищевой промышленности и крупные торговые сети. Нужны ли дополнительные комментарии? Напомним лишь, что в аналогичные игры в начале прошлого столетия играло царское правительство. Тогда банки и основные отрасли производства аналогичным образом принадлежали иностранным компаниям. Но это не способствовало решению вопроса проведения ускоренной модернизации русской экономики, её превращения из аграрно-индустриальной в индустриальную, укреплению технологической безопасности государства. Напротив, зарубежные капиталисты фактически имели возможность вывозить прибыли из России, вынуждая царский режим впутывать страну в долговую паутину. Всё это пагубным образом отразилось на России в 1914 — 1917 гг., способствовало дезорганизации ключевых сфер жизнеобеспечения. Следует ли наступать на те же грабли?

Ставка на дерегулирование экономики, на сохранение неприкосновенности владельцев приватизированных сырьевых отраслей и их доминирующего положения, на следование установкам ВТО продемонстрировали свою несостоятельность. Поэтому кардинальная смена модели социально-экономического и политического развития России способны вывести её на стезю ускоренного и устойчивого развития, заложить основы реального укрепления её геополитических позиций.

Взять на вооружение опыт динамично развивающегося и выходящего в лидеры социалистического государства

Одновременно заметим, что о степени действенности той или иной системы позволяет всегда рассудить только практика. Например, с конца 1970-х годов Китайской народной республике нередко приходилось испытывать геополитическое давления. Однако руководству этой страны не помышляло ни о забвении внутренних задач, концентрируясь исключительно на внешнеполитических, ни о забвении геополитических интересов, заостряя внимание только на внутренних делах. Напротив, китайцы сфокусировали своё внимание одновременно и на укрепление позиций своей страны на международной арене, и на модернизации экономики, её развитии. В результате Поднебесной удалось совершить мощный рывок вперёд. Так, в 1978 — 2013 гг. ВВП Китая увеличился с 364 522 до 56 884 521 миллионов юаней, с 216 462 до 9 181 334 миллионов долларов. Согласно представленным Организацией объединённых наций данным, за 1978 — 2011 гг. КНР поднялася с 9-ого на 2-ое место в мире по объёмам валового внутреннего продукта. А по данным Всемирного банка, экономика этой страны за 1978 — 2011 гг. переместилась с 10-ого на 2-ое место в мире. Данные, представленные Международным валютным фондом, свидетельствуют о сдвиге объёма китайского ВВП в 1980 — 2011 гг. с 11-ого на 2-ое место в мире.

Политика Коммунистической партии Китая и правительства КНР направлена на стимулирование развития реального сектора экономики, высоких технологий и сферы обслуживания. Так, в 2015 году промышленность составляла 42,7% ВВП Поднебесной, сельское хозяйство — 8,9%, сфера услуг — 48,4%. Суммируя долю промышленности и сельского хозяйства в валовом внутреннем продукте Китайской народной республики, можно невооружённым глазом заметить, основу её экономики составляет именно производственный (а не спекулятивный) сектор и не сфера обслуживания. Его доля в ВВП достигает 51,6%. Несомненно, данное обстоятельство представляет собой фундамент динамичного и поступательного развития Китая.

Какие отрасли промышленности КНР развиты в наибольшей степени? 30% индустриального производства приходится на автомобилестроение, 23% — на электронную промышленность, 15% — на сталелитейную, 14% — на производство бытовой техники, 6% — на химическую промышленность, 5% — на горнодобывающую, 4% — на угольную, 3% — на деревообрабатывающую. Суммируя долю автомобилестроения, электронной отрасли, производства бытовой техники в промышленности Поднебесной, мы увидим, что 67% производственного сектора приходится на выпуск реальных товаров, а не на экспорт невозобновляемых ресурсов.

Сюда следует добавить, что Китайская народная республика занимает первое место в мире по целому ряду показателей. К ним относятся — выпуск персональных компьютеров (91% мирового производства), кондиционеров и энергосберегающих ламп (80%), мобильных телефонов (71%), обуви (63%), цемента (60%), свинины (50%), кораблей (45%).

В чём секрет успеха Поднебесной?

Какая модель развития функционирует в Китайской народной республики? Сперва следует обратить внимание на обозначение Дэн Сяо Пином суть проведённых в КНР экономических реформ:

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма. Основу у нас составляет плановая экономика, которая существует в сочетании с рыночной, однако это — социалистическая рыночная экономика. И хотя социалистическая рыночная экономика по форме напоминает капиталистическую, у неё есть и отличия. В её основе лежит общенародная собственность, и хотя она, безусловно, связана и с коллективной собственностью, и с иностранным капиталом, изначально она является социалистической, носит социалистический характер».

Словом, речь идёт о сбалансированном сочетании плановых и рыночных начал в экономической политике. Китайским властям не помышляли о воплощении в жизнь основ гайдаровско-кудринского подхода о полном уходе государства из экономики, о свёртывании промышленной политики, об отказе финансовых вливания в производственный сектор, в реализацию инфраструктурных проектов, о полной ликвидации ценового контроля даже в косвенных формах.

Аналогичным образом обстоит дело в вопросе о степени экономической «открытости» Китая. Дэн Сяо Пин подчёркивал следующее: «Мы… заимствуем зарубежные денежные средства и технику, положительно относимся к соединению китайского и зарубежного капитала, к хозяйственному сотрудничеству с заграницей и даже к созданию в Китае заводов и фабрик иностранными предпринимателями на одном иностранном капитале. Всё это служит дополнением к социалистической экономике». Добавив, что китайцы намерены «использовать денежные средства и технику зарубежных стран, всемерно развивать внешнюю торговлю», Дэн Сяо Пин отметил, что «главное для нас — это опора на наши собственные силы». Дело в том, что «лишь на основе развития производства можно постепенно улучшать жизненные условия».

Таким образом, речь идёт о равноправном экономическом сотрудничестве с другими странами, а не о подчинении Китая диктату иностранного капитала. В этой стране не наблюдалось отказа от протекционизма, от государственного валютного контроля. Следует иметь в виду, что зарубежные фирмы функционируют в КНР на правах концессионеров либо в рамках совместных предприятий (а не скупают в свою собственность стратегически важные отрасли народного хозяйства). Более того, китайские власти поощряют деятельность иностранных инвесторов в ряде отраслей экономики, а в других секторах производства не допускают их масштабного присутствия (например, в горнодобывающей промышленности).

Невозможно пройти мимо факта ведущей роли общенародной собственности на средства производства в КНР. Так, 6-ая статья Конституции Китайской народной республики гласит, что основу «социалистической экономической системы» Китая составляют «социалистическая общественная собственность на средства производства, то есть общенародная собственность и коллективная собственность трудящихся масс». Согласно 9-ой статье Конституции, «недра, воды, леса, горы, целинные земли, отмели и другие природные ресурсы являются государственной… собственностью». А 11-ая статья основного закона Китая предусматривает функционирование «необщественного сектора экономики, включающего индивидуальные и частные хозяйства, ведущие дела в установленных законом пределах».

Безусловно, за последние 40 лет в Китае наблюдалось расширение частного сектора экономики. Тем не менее, это отнюдь не означает, что государство перестало играть ключевую роль в развитии народнохозяйственного комплекса. Так, в 2007 году директор Института экономики и политики Дальнего Востока Ли Чуаньтун в статье «Управление государственной собственностью в Китае», опубликованной в газете «Промышленные ведомости», писал, что «госсектор лидирует по общей величине основных фондов (около половины), банковских кредитов (две трети) и инвестициям (47%)». Он же констатировал, что «доля государства в таких конкурентных отраслях, как жилищно-коммунальное хозяйство, лёгкая промышленность, сфера торговли и некоторых услуг, опустилась примерно до 30%. Но в отраслях „естественных монополий“ и финансах государственное участие составляет 80% и более». Таким образом, у властей КНР в мыслях не было провести приватизацию нефтяной отрасли, электроэнергетики, как это сделали наши либералы.

Так обстоит дело в реальности.

Таким образом, именно переход к обновлённому социализму является оптимальным вариантом для нашей страны и нашего народа. Все усилия должны быть сфокусированы на борьбе за воплощение в жизнь упомянутого варианта.

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Поделиться в соцсетях:
Made on
Tilda